24.05.2019 17:39

Собрание «новых людей»

30 лет назад, 25 мая 1989 года, в Кремлевском Дворце съездов начал свою работу I Cъезд народных депутатов СССР, высший орган страны, согласно внесенным в декабре 1988 года поправкам в Конституцию СССР.

Впервые в советской истории его 2250 делегатов были избраны на альтернативной основе по непростой и не очень внятной на первый взгляд системе. На самом деле смысл ее был в том, чтобы обойти партийную селекцию. 750 человек от территориальных округов (с равной численностью избирателей), 750 — от национально-территориальных избирательных округов (по нормам), по 32 депутата от каждой союзной республики, по 11 - от АССР, по пять - от автономной области и по одному депутату - от автономного округа.

Плюс еще 750 депутатов — делегаты общественных организаций (по квотам), по 100 - от КПСС, ВЦСПС, колхозов и потребкооперации, по 75 депутатов - от ВЛКСМ, женсоветов, от ветеранов войны и труда, научных обществ, творческих союзов, 75 депутатов - от других общественных организаций. Члены партии составили 87 процентов.

Поправки в законодательство наделили съезд широчайшими полномочиями. Он мог принимать и изменять Основной закон СССР, определять основные направления внутренней и внешней политики, избирать Верховный Совет и его главу, утверждать председателя правительства, председателя Верховного суда, генпрокурора.

Они подняли тему о том, что партии нужно уйти от тотального управления, что пора перестать «мусолить одну и ту же засаленную номенклатурную колоду» при выдвижении людей на руководящие посты в стране. Жестко критиковал власть известный штангист Юрий Власов, публицист Юрий Черниченко обличал колхозно-совхозную систему, а главред журнала «Вопросы экономики» Гавриил Попов — командно-административную систему.

Публика на улице триумфально встречала Бориса Ельцина, за которого на выборах проголосовали девять из десяти москвичей. «Власть должна принадлежать народу в лице его высшего законодательного органа — съезда нардепов СССР», - решительно заявил он с трибуны.

На бурных выборах в Верховный Совет СССР кандидатура опального партийного функционера не набрала нужного количества голосов. «Радикальное конструктивное крыло отстреляно. Среди избранных от 120 до 150 человек — высшее партийное и хозяйственное руководство», - возмущался депутат Виктор Ярошенко, впоследствии сделавший хорошую карьеру в структурах власти. И тогда судьбоносный для страны выбор сделал Алексей Казанник, юрист из Омска, с примечательной, сегодня бы сказали, хипстерской бородкой. Вместо себя он потребовал включить в Верховный Совет без голосования Бориса Ельцина. И это произошло.

Забежав вперед, скажем, что правовед Казанник через пять лет уйдет из власти с репутацией «некарманного прокурора». В феврале 1994 года он вопреки противоправным указаниям первого президента РФ выполнил решение Госдумы об амнистии фигурантов уголовных дел по ГКЧП 1991 года, первомайским и октябрьским событиям 1993 года, за что и поплатился креслом Генпрокурора РФ.

Спустя тридцать лет событие, которым, безусловно, явился съезд для нашей страны, можно оценивать без гнева и пристрастия. Вот ведь парадокс. На нем собрались лучшие из лучших, профессионалы высшей пробы, маэстро, асы в своих областях, а вот их коллективного разума для того, чтобы предложить наиболее эффективные решения проблем, которые стояли перед государством и обществом, не хватило.

Критиковали власть и предлагали скороспелые рецепты. На время ставший известным и ныне почти позабытый экономист Николай Шмелев призывал отринуть интересы СССР в Латинской Америке и снизить расходы на поддержку сельского хозяйства, перейти на «нормальную конкуренцию» и отказаться от всего, что не дает немедленного эффекта.

Несмотря на возраст, одним из наиболее активных депутатов стал академик Андрей Сахаров, выражавший взгляды радикальной демократической платформы. Восемь раз он выходил к микрофону. Главной задачей съезда неформальный лидер оппозиции считал установление новой модели политической власти и гневно обличал действующее руководство страны. Такая позиция массовой поддержки не снискала.

Достаточно посмотреть кадры кинохроники 1989 года, чтобы понять, какое впечатление производили заседания съезда на общество. В нем доминировал вопрос: что же будет дальше? Им задавались и сами нардепы. Озабоченное выражение Горбачева и озадаченность на лицах делегатов свидетельствовали, что дискуссия шла по непредсказуемому маршруту. Какой будет новая, «более справедливая и бесстрашная», как писал тогда депутат, главред журнала «Огонек» Виталий Коротич, система жизни, никто еще не представлял.

Для многих участников этого съезда он стал стартом политической биографии. Преподаватель истмата Геннадий Бурбулис вскоре займет специально для него учрежденный пост госсекретаря России. Глава Киргизской академии наук Аскар Акаев изберется президентом Киргизии. Физик и еще не нобелиат Жорес Алферов — депутатом Госдумы шести созывов.

2250делегатовбыли избраны на альтернативной основе по непростой и не очень внятной на первый взгляд системе. 750 человек от территориальных округов (с равной численностью избирателей), 750 — от национально-территориальных избирательных округов (по нормам), по 32 депутата от каждой союзной республики, по 11 — от АССР, по пять — от автономной области и по одному депутату — от автономного округа.

Отсюда взял старт на 30-летнее руководство Казахстаном его первый президент Нурсултан Назарбаев. Журналист Михаил Полторанин станет во главе нового Министерства печати и информации. Анатолий Собчак сменит адвокатское поприще на кресло мэра Санкт-Петербурга.

Каковы же были результаты работы I съезда? Первое — он сформировал Верховный Совет СССР. Второе - увы, показал, что власть утрачивает контроль за развитием ситуации и не в состоянии предложить внятную и убедительную для народа программу реального выхода из социально-экономического и политического кризиса. Третье - он обозначил резкое размежевание между двумя силами: умеренными сторонниками курса Горбачева и радикально-демократическим крылом во главе с Ельциным.

Далее противостояние между ними только усиливалось. В декабре 1991 года СССР прекратил свое существование, а за четыре месяца до этого, в сентябре 1991 года, состоялся самороспуск избранного на пять лет съезда.

После этого съезда стало понятно, что управлять страной по-старому уже не получится, а как по-новому, никто еще не знал. По известной формуле: верхи не могут, а низы не хотят. Путем проб и ошибок нам еще только предстояло вырулить на более или менее ровную дорогу…